МУЗЕИ РОССИИКУЛЬТУРА РОССИИ

Стрепетова Пелагея Антипьевна
Годы жизни: 1850г. - 1903г.
актриса

Сайты по теме
Театральная жизнь Москвы
Театральная афиша Москва
Театральная афиша Петербург
Центр информационных технологий для театров
Театры Москвы
Театральные страницы Петербурга
"Театральный смотритель"

В том же виде искусств
Алексеев Константин Сергеевич
Комиссаржевская Вера Федоровна
Преображенская Ольга Иосифовна
Шаляпин Фёдор Иванович
Мейерхольд Всеволод Эмильевич

Современники
Римский-Корсаков Николай Андреевич
Лавровская Елизавета Андреевна
Федотова Гликерия Николаевна
Ленский Александр Павлович
Васнецов Виктор Михайлович

В той же профессии
Семенова Екатерина Александровна
Стрепетова Пелагея Антипьевна
Комиссаржевская Вера Федоровна
Раневская Фаина Григорьевна
Орлова Любовь Петровна


Произведение
Пятницкая церковь в Чернигове
Пятницкая церковь в Чернигове


Персоналия
Трезини Доменико Андреа
Трезини Доменико Андреа


Искать то же на:
Yandex
Rambler
Google





 
Стрепетова П.А.
Стрепетова П.А.

Замечательная русская актриса Полина (Пелагея) Антипьевна Стрепетова (1850—1903) большую часть своей сценической жизни отдала провинциальному театру. Она гастролировала по всей России, не обходя и маленькие, захолустные города. Ее искусство воспевало простую русскую женщину, рассказывало о ее многострадальной судьбе, было проникнуто гневом против социальной несправедливости. В предсмертные часы, подводя жизненные итоги, Стрепетова сказала: "Я служила народу..." В этих словах — великая правда.
    Жизнь Стрепетовой была горькой, трудной; биография ее во многом
похожа на биографии ее героинь. Детство она провела в атмосфере нищеты, забот о куске хлеба. Воспитывалась Стрепетова в семье нижегородского театрального парикмахера и его жены, провинциальной оперной певицы. Многосемейные бедняки, едва сводившие концы с концами, любили и никогда не обижали подкинутого им ребенка. Но горькая правда о ее положении в доме открылась впечатлительной и болезненной девочке, и это надломило ее харак-тер, сделало замкнутой, подозрительной.
    Стрепетова не получила образования. Элементарной грамоте ее короткое время обучал старичок, сам когда-то учившийся в семинарии. А воспитанием ведала няня, бывшая крепостная; она пела маленькой Поле грустные песни, рассказывала сказки и как со взрослой рассуждала о тяготах жизни.
    С детских лет Стрепетова мечтала стать актрисой. Она верила в свое призвание, стремилась к осуществлению заветной мечты. Горячая любовь к искусству и вера в свои силы помогали ей в борьбе с косными нравами провинциальной сцены, куда она поступила.
    Стрепетова не обладала красотой, яркими внешними данными. Она была невысокого роста, сутуловата; непропорционально длинными казались ее руки. Но у Полипы Антипьевны были на редкость красивые, выразительные глаза, полные грусти, тревоги; она обладала удивительно проникновенным грудным голосом. Природный талант, темперамент трагической актрисы, умение владеть своими сценическими данными — все это делало ее прекрасной на сцене.
    В четырнадцать лет Стрепетова стала актрисой Рыбинского театра: летом 1865 года она впервые вышла на сцену в роли горничной в водевиле "Зачем иные люди женятся". С этого дня начались ее скитания по дорогам России во славу русского театра.
    С ранних лет Стрепетова пристрастилась к чтению и читала всегда много. Ее любимым критиком и мыслителем был В. Г. Белинский. В его статьях искала она ответы на волнующие вопросы театральной эстетики. Актриса любила и топко воспринимала русскую природу, народные песни. Полину Антипьевну всегда отличала самостоятельность художественного мышления, тяга к реалистическим, правдивым и сложным образам.
    По кабальным условиям антреприз Стрепетова должна была выступать в любой предложенной хозяином театра роли. Иногда в один вечер ей доводилось играть в пятиактной мелодраме, а затем петь в дивертисменте или развлекать публику в водевиле. За долгие годы провинциальных странствий Стрспстона не раз пела главные партии в опереттах Оффецбаха.
    Больше всего тяготилась актриса водевилем и мелодрамой. Наделенная трагическим даром, пламенным темпераментом, выше всего ценившая сценическую правду, она не могла мириться с фальшью, трескучими эффектами, идейной убогостью мелодрам. Выступать в таких пьесах было мукой для актрисы, но благодаря ее таланту и вдумчивой игре многие мелодраматические образы имели успех и надолго удерживались в репертуаре.
    В огромном списке ролей Стрепетовой в провинциальный период значатся драмы Шиллера, трагедии Шекспира, лермонтовский "Маскарад", где она играла Нину. Но всероссийскую славу и горячую любовь зрителей завоевала актриса образами простых русских женщин. На провинциальной сцене она впервые сыграла Лизавету в "Горькой судьбине" Писемского, Катерину в "Грозе", Василису Мелентьеву в одноименной драме Островского.
    Роли Лизаветы и Катерины занимают особое место в творчестве Полины Антипьевны. "В этих двух ролях — Катерины и Лизаветы — и определилась с наибольшей ясностью личная тема Стрепетовой;
    трагедия русской женщины из народа нашла в ней свою гениальную исполнительницу. Женщины Стрепетовой — чистые, любящие, глубокие — привлекают зрителя душевным благородством, цельностью натуры, гордой независимостью характера. Как лучшие из писателей-народников, как художники-передвижники, она выполняла своим искусством серьезную общественную миссию, воспитывая в зрителях любовь к народу, веру в его силы, в его талантливость" '.
    К сердцам простых людей обращала Стрепетова свое искусство. В нем мощно звучали ноты социального протеста, гневно обличались существующие порядки. Защитником прав обездоленного народа выступала гениальная художница. Имя Стрепетовой было знаменем тружеников, студенчества, разночинной интеллигенции.
    Недоброжелательно относилась к творчесту актрисы реакционная пресса. Не спешила и дирекция императорских театров приглашать на свою сцену актрису-бунтарку.
    Москва познакомилась с искусством Стрепетовой в 80-е годы: она гастролировала сначала в Общедоступном театре 2, а затем на сцене Артистического кружка. Здесь актриса близко познакомилась с Ост-ровским. Он считал ее одной из лучших исполнительниц его пьес и называл "великим талантом".
    В 1880 году Полина Антипьевна вошла в состав труппы частного театра Бренко Труппа была очень сильная, составленная из одареннейших актеров провинции. Коллектив театра имел обширный классический репертуар; большое место в нем занимали драмы русских авторов. Спектакли готовились тщательно, костюмы и декорации соответствовали стилю пьесы. В этом театре Стрепетова занимала самое видное место. Она играла здесь, непрерывно совершенствуя их, свои любимые роли, в том числе Катерину и Лизавету. Спектакли с ее участием превращались в крупнейшие события театральной жизни.
    В 1881 году Стрепетова была зачислена в труппу Александрийского театра. Дирекция императорских театров долго и упорно уклонялась от этого шага, но слава актрисы вынудила принять ее на столичную сцену. Нелегкой оказалась жизнь Стрепетовой в императорском театре. Безраздельная хозяйка Александрийского театра М. Г. Савина видела в ней серьезную соперницу и всеми силами боролась за сохранение своего приоритета. Репертуар Стрепетовой привлекал демократическую публику,— эта публика заполняла в дни спектаклей и бенефисов Полины Антипьевны зрительный зал. Великосветскую же публику шокировали героини из простонародья, что вызывало недовольство и придирки дирекции.
    На александрийской сцене Стрепетова создала образы Степаниды в драме В. А. Крылова "Около денег" (по роману А. А. Потехина), Марьи Андреевны в "Бедной повоете" и Юлии Тугпной в "Последней жертве" А. Н. Островского, Сарры в "Иванове" А. П. Чехова и другие.
    Талант Стрепетовой в полном расцвете; она испытывает новый творческий подъем, хотя свои роли готовит в обстановке сложной, напряженной, а порой и откровенно недоброжелательной. Каждое выступление актрисы сопровождается яростной полемикой в прессе. В одних статьях ее хвалят, благодарят, называют гениальной, в других принижают артистическое и человеческое достоинство.
    В эти трудные годы Стрепетова особенно сближается с Островским; он защищает актрису и специально для нее пишет пьесы. Новой победой стало выступление Стрепетовой в роли Кручипиной ("Без вины виноватые"). В ее исполнении портрет провинциальной актрисы был особенно трепетным и драматичным. События пьесы были ей близки, порой и биографичны. "В Кручининой — Стрепетовой отчетливее всего вставала тема трудно прожитой жизни. "И обид, и оскорблений, и всякого горя я видела в жизни довольно. Мне не привыкать стать". Эти слова Кручининой можно было бы поставить эпиграфом к образу, полному проникновенной любви к людям, стремления помочь обиженным, протянуть руку забитому".
    Но творить на казенной сцене становится все труднее. О положении актрисы красноречиво говорит ее письмо на имя директора театра: "Мои лучшие роли передавались другим артисткам, меня лишали права очереди с другими исполнительницами, я проводила целые месяцы в невольном бездействии, и либо вовсе не получала новых ролей, либо мне поручали роли, не отвечающие характеру моего дарования..." .
    Измученная нравственно, не в силах больше вести борьбу, Стрепетова покидает казенную сцепу. И снова начинаются странствия по провинции, выступления в столицах на частных сценах со случайными партнерами.
    За эти годы репертуар актрисы пополнился ролью старухи Матре Хлюстин создал новые балеты—"Звезды" (1898) и "Волшебные грезы" (1899).
    Действие "Звезд" происходило во Франции XVII века. Граф де Кастро, жених красавицы Клермонд, влюблялся в звезду Венеру. Брат невесты вызывал его на дуэль, и раненому графу снились звезды. Потом грезы рассеивались, и он приходил к Клермонд. Сценарий принадлежал К. Ф. Вальцу и при всей заурядности возвышался над феериями Мендеса: романтическая история о метаниях юной души между действительностью и мечтой открывала простор чувству. Музыка А. Ю. Симона оригинальностью не обладала, но предлагала балетмейстеру разнообразные танцевальные номера. Хлюстин воспользовался этим. В "Звездах" было много массовых танцев. Танцы гостей на балу характеризовали эпоху и место действия. Большой кордебалет звездного неба располагался в изобретательных узорах и группах, создавая подвижный фон для солирующих звезд с Венерой во главе. На празднестве последнего акта развертывался и дивертисмент национальных танцев. Центром хореографии являлось pas de trois главных героев: граф танцевал с невестой, а невидимая для Клермонд мечта манила его за собой. Действенный классический танец передавал сложные переживания героев и тем самым возвращал себе достойное место в московском балете. Хлюстин не был новатором. В "Звездах" он заявил себя приверженцем академизма. Именно это приветствовали труппа, зритель и критика.
    Одноактный балет "Волшебные грезы" с музыкой молодого композитора Ю. Н. Померанцева был новее по замыслу, но менее удачно воплощен. Сценарий опирался на русские сказочные мотивы. Леший водил по лесу двух крестьянских подростков и доставлял их к Морозу. Детям снилось, что они кружат снежинками в массе летящего снега (несомненное влияние "Щелкунчика"). Птицы возвещали приход Весны, и она спасала детей. Тема возрождения природы после зимнего сна, раскрытая в образах русской сказки, была плодотворна для балетной сцены. Вдобавок действие развивалось без дивертисмента, а главные роли были отданы начинающим исполнителям. Однако танцы снежинок, а потом цветов, ручейков и птиц оказались шаблонными, далекими от образности русской сказки.

Асеев Б.Н., Образцова А.Г., ред. Русский драматический театр. С.265









 



  (c) портал "Культура России"