МУЗЕИ РОССИИКУЛЬТУРА РОССИИ

Бондаренко Илья Евграфович
Годы жизни: 18.07.1870 - 21.07.1947
архитектор

Сайты по теме
Архитектура России
Великие зодчие
Русская Утопия: депозитарий
Храмы Москвы
Исторический Петербург

В том же виде искусств
Чевакинский Савва Иванович
Ринальди Антонио
Кокоринов Александр Филиппович
Фельтен Георг Фридрих
Баженов Василий Иванович

Современники
Рахманинов Сергей Васильевич
Шаляпин Фёдор Иванович
Брюсов Валерий Яковлевич
Рерих Николай Константинович
Москвин Иван Михайлович

В той же профессии
Росси Карл Иванович
Монферран Огюст
Тон Константин Андреевич
Шехтель Франц (Фёдор) Осипович
Лидваль Федор Иванович


Произведение
Лефортовский (Меншиковский) дворец
Лефортовский (Меншиковский) дворец


Персоналия
Орлова Любовь Петровна
Орлова Любовь Петровна


Искать то же на:
Yandex
Rambler
Google





 
Бондаренко И.Е.
Бондаренко И.Е.

По окончания Уфимской гимназии в 1887 г. поступил в МУЖВЗ, где находился под опекой видного московского зодчего А.С. Каминского, знакомого родственников Б. В 1891 г. после нескольких лет учебы оставил училище, не закончив его. Образование завершил на Строительном отделении Политехникума в Цурихе (Щвейцария) в 1894 г. Та же познакомился с известным купцом И.А. Морозовым, для которого сделал несколько орнаментальных рисунков для тканей. С осени того же года работал в строительной конторе Московского Купеческого Общества руководил постройкой здании Духовной консистории на Мясницкой ул., возводившейся по проекту В. Г. Сретенского; кроме того работал в мастерской архитектора А. Е. Beбера, а в 1895— 1896 годах — в мастерской Шехтеля.
    С 1895 скрупулезно изучал русское искусство в Государственном Историческом музее и музее П.И. Щукина. С 1896 г. примыкал к Мамонтовскому кружку; в 1898—1899 гг. сотрудничал с гончарным заводом "Абрамцево". Скорее всего, именно это обстоятельство способствовало привлечению Б. для проектирования павильона Русского Кустарного отдела на Всемирной выставке в Париже (1899—1900). Как известно, этот международный смотр достижений науки, техники, промышленности и культуры стал мощным проводником стиля модерн в зодчество большинства европейских стран, в том числе, России.
    Яркие экзотические национальные формы выставочных павильонов так называемой Русской деревни в Париже, разработанные Б. совместно с художником К.А. Коровиным, оказались у истоков неорусского стиля — национальной модификации нового архитектурного направления. Они отразили богатые образные и декоративные впечатления, накопленные Б. во время путешествия по древнерусским городам Поволжья в конце 1890—х годов и по деревням Русского Севера. В дальнейшем творчестве зодчего именно этот язык архитектурных форм получил наибольшее развитие.
    В 19001905 гг. состоял архитектором Иверской Общины Красного Креста. В 1902 г. Б. принял активное участие в знаменитой московской выставке Архитектуры и художественной промышленности Нового стиля, ставшей точкой отсчета в широком распространении модерна в застройке Москвы. Он представил на ней предметы мебели, деревянные резные изделия и живописный фриз.
    Автор первого и нескольких последующих старообрядческих храмов в Москве и ее окрестностях, возведенных после Манифеста 1905 г. и заложивших образные основы новейшего этапа старообрядческого храмостроения, внесшего заметный вклад в формирование облика города 1900—1910-х годов. Самыми выдающимися среди них были московские храмы в Токмаковом и Малом Гавриковом переулках, а также храм в Богородске Московского у. В них ясно выразились основные архитектурные приемы зодчего, составляющие его творческий почерк — образный лаконизм и выразительность, внимание к прорисовке силуэта, частое использование фасадной майолики или живописных панно.
    В своих работах Б. свободно комбинировал формы, генетически связанные с древнерусским зодчеством, но сильно стилизованные и утрированные. Его явно увлекала глубоко национальная архитектурная пластика Пскова и Новгорода, но пропущенная как бы через горнило Мамонтовского кружка. Его произведения в неорусском стиле явились последовательным продолжением принципов, заявленных еще в 1881—1882 гг. В.М. Васнецовым и В.Д. Поленовым в абрамцевской церкви. Неслучайно почти все храмы Б. также были украшены керамикой завода "Абрамцево", игравшей в них ведущую декоративную роль.
    Активный член Императорского Московского Археологического Общества. Член МАО с 1913 г., член Международного конгресса архитекторов от МАО. Председатель Комиссии по устройству Исторической выставки архитектуры и художественной промышленности на V Всероссийском съезде зодчих в Москве, секретарь этого профессионального форума.
    Талантливый рисовальщик Б. немало работал в сфере прикладной графики и промышленного дизайна: выполнял эскизы обложек настенных календарей, афиш Кружка любителей русской музыки, предметов прикладного искусства, мебели. Принимал участие в оформлении спектаклей Частной Русской оперы, выполнял декорации по эскизам М. А. Врубеля, Увлекался литературным сочинительством — в 1889— 1890-х годах писал рассказы. Коллекционировал книги по искусству, истории Москвы, а также старинные гравюры.
    Широко образованный зодчий, знаток московского ампира, увлечение которым началось еще в 1904 г. с публикации ряда статей по московскому классицизму. Организатор "Кружка любителей искусств" по изучению эпохи "ампира" (1908 ) Устроитель раздела "Москва в эпоху Отечественной войны" на юбилейной выставке в память войны 1812 г.. Б был одним из создателей "Исторической выставки архитектуры"(1913)| где были впервые представлены подлинные чертежи Д. Джилярди и А. Григорьева, найденные им в Историческом музее. Автор многих историке—архитектурных исследований, в том числе, первой монографии о творчестве архитектора М. Ф. Казакова, подготовленной к 100летию со дня его смерти.
    Наиболее значительная часть архитектурного наследия Б. приходится на дореволюционный период, после 1917 г. он отошел от строительной деятельности, перейдя к организационной и историке— архитектурной работе. После революции он работал в составе Коллегии по охране памятников искусства и старины, обследовал памятники Верхней и Средней Волги. В 1919 — 1921 гг. был директором Управления художественных музеев в Уфе, организовал там Государственный Художественный музей с библиотекой и Уфимский политехникум. После возвращения в Москву состоял членом Деткомиссии ВЦИК (до 1923 г.), членом правительственной комиссии по восстановлению Ленинграда (1924—1926), экспертом Высшей арбитражной комиссии Совета Труда и Обороны (1924— 1926).
    В конце 1920-х — в 1930-е годы Б. вновь вернулся к активной архитектурной практике, разработав и осуществив немало перестроек музейных зданий и учреждений Москвы, а также некоторых других городов. Он работал архитектором Государственного Исторического музея (1926—1927), был членом МУНИ Отдела благоустройства Моссовета (1928—1930), сотрудником Института Граждане— терапии ( 1931—1933), экспертом Отделения Проектирования и планировки Моссовета (1934—1937), главным архитектором Строительного отдела Мосэнерго (1935—1939). С 1940 г. практически полностью переключился на научные исследования, хотя в 1943 — 1944 гг. состоял в должности главного архитектора Ваганьковского и Армянского кладбищ; с 1942 по 1946 г. прочитал около 100 лекций в госпиталях, главным образом, посвященных истории архитектуры Москвы; изредка привлекался для различных консультаций, в 1945— 1946 гг. участвовал в восстановлении Путевого дворца в Калинине (Тверь).
    В отличие от большинства архитекторов своего времени написал в 1930-х годах мемуары, в которых отразилась художественная и культурная жизнь Москвы начала XX столетия. Это уникальный литературный памятник эпохи, позволяющий не только увидеть процесс архитектурно — стилистического развития города глазами современника, принимавшего в нем непосредственное участие, но и вжиться в проблемы и интересы профессиональной среды, узнать имена ее авторитетов и чужаков.

Нащокина М.В. Архитекторы московского модерна. М., Жираф. 1998.С.56









 



  (c) портал "Культура России"