МУЗЕИ РОССИИКУЛЬТУРА РОССИИ

Иванов-Шиц Илларион Александрович
Годы жизни: 28.03.1865 - 07.12.1937
архитектор

Сайты по теме
Архитектура России
Великие зодчие
Русская Утопия: депозитарий
Храмы Москвы
Исторический Петербург

В том же виде искусств
Старов Иван Егорович
Воронихин Андрей Николаевич
Захаров Андреян Дмитриевич
Стасов Василий Петрович
Росси Карл Иванович

Современники
Немирович-Данченко Владимир Иванович
Алексеев Константин Сергеевич
Серов Валентин Александрович
Глазунов Александр Константинович
Пешков Алексей Максимович

В той же профессии
Трезини Доменико Андреа
Растрелли Франческо-Бартоломео
Чевакинский Савва Иванович
Ринальди Антонио
Кокоринов Александр Филиппович


Произведение
Таврический дворец
Таврический дворец


Персоналия
Лидваль Федор Иванович
Лидваль Федор Иванович


Искать то же на:
Yandex
Rambler
Google





 

Среднее образование получил в Воронежском реальном училище. С 1883 по 1888 учился в ИГИ (СПб.), в процессе обучения был награждён золотой медалью за лучшие архитектурные проекты. После окончания учебы провёл несколько месяцев в Германии, Австрии и Швейцарии, изучая современную архитектуру. После возвращения был причислен к Техническо-Строительному Комитету МВД, однако работать там не стал, так как переехал в Москву.
    С 1889 г. состоял сверхштатным техником Строительного отделения Московского губернского правления, в течение
двух лет был помощником архитектора М. К. Геппенера. С 1890 г. работал в Москве городским архитектором. В 1893 г. вновь путешествовал за границей с профессиональной целью. Эта поездка, по-видимому, окончательно определила круг его профессиональных привязанностей. Из московских архитекторов именно Иванов- Шиц вскоре стал в Москве одним из самых последовательных интерпретаторов и приверженцев Венского Сецессиона, и, в частности, творческого почерка знаменитого австрийского архитектора О. Вагнера.
    Начав самостоятельную деятельность в конце 1880-х годов с работ в стиле эклектики (Детский сиротский приют им. Мазурина (1892-1893), Ремесленное техническое училище (1893), ряд доходных домов (1895-1898), через десятилетие он постепенно выработал свой собственный почерк, совмещавший чёткость, геометризм форм и объёмной композиции со своеобразно стилизованными ордерными элементами, заимствованными, главным образом, из стиля "неогрек". Эти особенности хорошо прочитываются в особняке Я. А. Полякова (1898) в Б. Николо-Песковском переулке, ещё не вышедшим за рамки эклектики.
    Интерес эпохи символизма к искусству античности имел прочную философскую базу, разработанную ещё Ф. Ницше и его последователями. Он основывался на вызывавшем тогда живой интерес и глубокие размышления двуединстве "аполлонического" и "дионисийского" как общих началах человеческой природы и культуры. В архитектуре он, чаще всего, воплощался в антикизированных мотивах, которые позволяли заказчикам или посетителям здания переживать соответствующие эмоции — помечтать о далёкой языческой древности, причудливо пронизавшей всю последующую историю человечества.
    уже в следующей постройке зодчего — доходном доме А. С. Хомякова (магазин Мюр-Мерилиз, банк "Г. Волков и сыновья" (1898— 1900) на Кузнецком мосту использование антикизированного архитектурного языка представляется качественно иным. Во внешнем облике этого сооружения доминируют вертикальные членения, подчёркнутые использованием фактурно различных материалов — камня, штукатурки, облицовочной керамической плитки, что весьма характерно для зарождавшегося московского модерна. Акцентирован угол сооружения между улицей Петровка и Кузнецким мостом, здесь устроен эффектный гранёный гранитный эркер. Композицию угловой части дома завершал мощный аттик (равный по высоте ещё одному этажу) с пилонами по сторонам, на которых были установлены скульптурные подобия древнегреческих светильников. (Через год аналогичный прием будет использован Ф. О. Шехтелем в композиции гостиницы "Боярский двор".)
    Наиболее характерные декоративные детали здесь также были заимствованы из языка греческой классики — антефиксы с львиными мордами, рельефные фризы, "бегущий меандр", парапеты лоджий и аттиков с рисунком из восьми перекрещенных стержней, но, в целом, постройку нельзя было назвать выполненной в стиле неогрек, напротив, она была подчёркнуто современна. Горожане начала XX века сравнивали её с большими модными парижскими магазинами, а профессионалы определили более точный стилистический адрес нового здания — "благородный" Style nouveau "греческого типа а ла Отто Вагнер".
    Действительно, аранжировка фасадных плоскостей и декоративных деталей, сочетавших, наряду с греческими, отдельные мотивы барокко, рококо и классицизма, была близка именно произведениям Вагнера 1890-х годов, весьма популярным в тот период в России. Если среди убеждённых сторонников Вены в Москве можно назвать имя Иванова-Шиц, то среди его произведений первым успешным опытом работы в стилистике венской школы был как раз доходный дом Хомякова, после окончания строительных работ считавшийся одним из самых красивых в Москве.
    Однако, не прошло мимо зодчего и общее увлечение франко-бельгийским Ар Нуво, во многом предопределившее развитие московского модерна. Возможно, в этом определённую роль сыграла совместная работа с Л. Н. Кекушевым (участие в проектировании богадельни имени И. Н. Геер (1892—1899) и постройке дома наследниц Хлудовых (1900), — известным апологетом этой стилистики.
    Её ярчайшим примером в архитектуре Москвы стал особняк Н. А. Терентьева (1900—1902) в Петровском переулке. Композиция главного фасада и прорисовка деталей явно восходила к рокайльной орнаментике, что обнаруживало их прямую связь с французским Ар Нуво. Экспрессивные завитки лепного орнамента, характер скульптурного декора (женские маски, растительные формы) были близки манере знаменитого дизайнера школы Нанси Л. Мажореля. В этом же стилистическом ключе была выполнена отделка парадных зал и великолепной парадной лестницы. Стены и потолок в ней украшали нарядная лепнина в стиле модерн и зеркала; на оконные стёкла была нанесена трафаретная живопись, изображавшая один из любимых цветков модерна — подснежник. В пандан к ним была заказана в Париже роскошная обстановка комнат, стоившая по свидетельству современников сотни тысяч франков.
    Ещё раз к насыщенному декором языку франко-бельгийского Ар Нуво Иванов—Шиц вернулся в 1905 г. при оформлении ресторана "Мартьяныч" в подвале Верхних торговых рядов и театрального зала Гирша. Особенно прелестны были витражи и мебель кабинетов "Мартьяныча", живо напоминавшие дизайн бельгийского варианта стиля. В дальнейшем архитектор лишь в деталях возвращался к линеарному языку Ар Нуво (например, решётка ограды Морозовской больницы, 1903).
    Правая часть доходного дома А. С. Хомякова (1900; 1902—1903, совместно с арх. М. К. Геппенером), как и большинство построек И,— Ш. в стиле модерн, продемонстрировала приверженность к композиционным и декоративным приёмам австрийского модерна, формальные признаки стиля находились здесь в тонко продуманной взаимосвязи. Любимые московским модерном цветные керамические плитки, кованые металлические кронштейны, арочные оконные ниши, фигурные филёнки с лепным декором и, наконец, женская головка с распущенными волосами над входом размещены на фасаде с той расчётливой умеренностью, которая делает здание произведением искусства. Трактовка скульптурной девичьей головки в этой постройке может быть наиболее точно воспроизводит свой немецкий литературный прототип — сказочную деву Лорелею, давшую жизнь целому направлению в иконографии эпохи символизма.
    Квинтэссенцией элегантного, линеарно сдержанного, объёмно и декоративно уравновешенного модерна Иванова—Шиц стали здания Главной Московской сберегательной кассы (1902—1907), родильного приюта Абрикосовой (1903—1906) и Введенского народного дома (1903—1906) В структурах их фасадов прочитывалось стремление к ордерной
    упорядоченности, а в деталях — прежняя приверженность к классицизированному "венскому" варианту модерна.
    Во второй половине 1900-х годов зодчий обратился к стилю неоклассицизм, оказавшемуся первоначально сильно связанным с модерном (Купеческий клуб (1907—1908), Народный университет им. А. Л. Шанявского (1910—1912), совместно с А. Л. Эйхенвальдом). По сути в этих произведениях он продолжал развивать принципы своего особого "классицизированного" модерна, лишь слегка расширив свою палитру отдельными декоративными деталями и приемами , заимствованными из московского послепожарного ампира.
    С 1907 по 1917 гг. преподавал архитектуру в МУЖВЗ.
    После 1917 г. продолжил активную архитектурную деятельность. В 1918 г. был назначен членом Технического совета при Бюро Московского совета районных дум. С 1918 по 1926 гг. состоял архитектором Наркомфина, затем консультантом ВЦСПС, в 1933—1937 гг. работал архитектором Лечебно—санаторного управления. Построил несколько крупных санаториев и больничных комплексов в Москве, под Москвой, в Крыму и на Кавказе. Перестроил часть парадных залов Большого Кремлевского дворца, разместив на их месте Зал заседаний Верховного Совета СССР
N/A
Большого Кремлевского дворца

   . Один из немногих архитекторов старшего поколения, награжденный Орденом Ленина.

Нащокина М.В. Архитекторы московского модерна. М., Жираф. 1998.С.148






Шехтель Франц (Фёдор) Осипович




 



  (c) портал "Культура России"