МУЗЕИ РОССИИКУЛЬТУРА РОССИИ

Иванов-Шиц Илларион Александрович
Годы жизни: 28.03.1865 - 07.12.1937
архитектор

Сайты по теме
Архитектура России
Великие зодчие
Русская Утопия: депозитарий
Храмы Москвы
Исторический Петербург

В том же виде искусств
Чевакинский Савва Иванович
Ринальди Антонио
Кокоринов Александр Филиппович
Фельтен Георг Фридрих
Баженов Василий Иванович

Современники
Кустодиев Борис Михайлович
Фокин Михаил Михайлович
Бугаев Борис Николаевич
Блок Александр Александрович
Павлова Анна Павловна

В той же профессии
Казаков Матвей Федорович
Старов Иван Егорович
Воронихин Андрей Николаевич
Захаров Андреян Дмитриевич
Стасов Василий Петрович


Произведение

"Тройка"


Персоналия
Герасимов Сергей Аполлинариевич
Герасимов Сергей Аполлинариевич


Искать то же на:
Yandex
Rambler
Google





 

Среднее образование получил в Воронежском реальном училище. С 1883 по 1888 учился в ИГИ (СПб.), в процессе обучения был награждён золотой медалью за лучшие архитектурные проекты. После окончания учебы провёл несколько месяцев в Германии, Австрии и Швейцарии, изучая современную архитектуру. После возвращения был причислен к Техническо-Строительному Комитету МВД, однако работать там не стал, так как переехал в Москву.
    С 1889 г. состоял сверхштатным техником Строительного отделения Московского губернского правления, в течение
двух лет был помощником архитектора М. К. Геппенера. С 1890 г. работал в Москве городским архитектором. В 1893 г. вновь путешествовал за границей с профессиональной целью. Эта поездка, по-видимому, окончательно определила круг его профессиональных привязанностей. Из московских архитекторов именно Иванов- Шиц вскоре стал в Москве одним из самых последовательных интерпретаторов и приверженцев Венского Сецессиона, и, в частности, творческого почерка знаменитого австрийского архитектора О. Вагнера.
    Начав самостоятельную деятельность в конце 1880-х годов с работ в стиле эклектики (Детский сиротский приют им. Мазурина (1892-1893), Ремесленное техническое училище (1893), ряд доходных домов (1895-1898), через десятилетие он постепенно выработал свой собственный почерк, совмещавший чёткость, геометризм форм и объёмной композиции со своеобразно стилизованными ордерными элементами, заимствованными, главным образом, из стиля "неогрек". Эти особенности хорошо прочитываются в особняке Я. А. Полякова (1898) в Б. Николо-Песковском переулке, ещё не вышедшим за рамки эклектики.
    Интерес эпохи символизма к искусству античности имел прочную философскую базу, разработанную ещё Ф. Ницше и его последователями. Он основывался на вызывавшем тогда живой интерес и глубокие размышления двуединстве "аполлонического" и "дионисийского" как общих началах человеческой природы и культуры. В архитектуре он, чаще всего, воплощался в антикизированных мотивах, которые позволяли заказчикам или посетителям здания переживать соответствующие эмоции — помечтать о далёкой языческой древности, причудливо пронизавшей всю последующую историю человечества.
    уже в следующей постройке зодчего — доходном доме А. С. Хомякова (магазин Мюр-Мерилиз, банк "Г. Волков и сыновья" (1898— 1900) на Кузнецком мосту использование антикизированного архитектурного языка представляется качественно иным. Во внешнем облике этого сооружения доминируют вертикальные членения, подчёркнутые использованием фактурно различных материалов — камня, штукатурки, облицовочной керамической плитки, что весьма характерно для зарождавшегося московского модерна. Акцентирован угол сооружения между улицей Петровка и Кузнецким мостом, здесь устроен эффектный гранёный гранитный эркер. Композицию угловой части дома завершал мощный аттик (равный по высоте ещё одному этажу) с пилонами по сторонам, на которых были установлены скульптурные подобия древнегреческих светильников. (Через год аналогичный прием будет использован Ф. О. Шехтелем в композиции гостиницы "Боярский двор".)
    Наиболее характерные декоративные детали здесь также были заимствованы из языка греческой классики — антефиксы с львиными мордами, рельефные фризы, "бегущий меандр", парапеты лоджий и аттиков с рисунком из восьми перекрещенных стержней, но, в целом, постройку нельзя было назвать выполненной в стиле неогрек, напротив, она была подчёркнуто современна. Горожане начала XX века сравнивали её с большими модными парижскими магазинами, а профессионалы определили более точный стилистический адрес нового здания — "благородный" Style nouveau "греческого типа а ла Отто Вагнер".
    Действительно, аранжировка фасадных плоскостей и декоративных деталей, сочетавших, наряду с греческими, отдельные мотивы барокко, рококо и классицизма, была близка именно произведениям Вагнера 1890-х годов, весьма популярным в тот период в России. Если среди убеждённых сторонников Вены в Москве можно назвать имя Иванова-Шиц, то среди его произведений первым успешным опытом работы в стилистике венской школы был как раз доходный дом Хомякова, после окончания строительных работ считавшийся одним из самых красивых в Москве.
    Однако, не прошло мимо зодчего и общее увлечение франко-бельгийским Ар Нуво, во многом предопределившее развитие московского модерна. Возможно, в этом определённую роль сыграла совместная работа с Л. Н. Кекушевым (участие в проектировании богадельни имени И. Н. Геер (1892—1899) и постройке дома наследниц Хлудовых (1900), — известным апологетом этой стилистики.
    Её ярчайшим примером в архитектуре Москвы стал особняк Н. А. Терентьева (1900—1902) в Петровском переулке. Композиция главного фасада и прорисовка деталей явно восходила к рокайльной орнаментике, что обнаруживало их прямую связь с французским Ар Нуво. Экспрессивные завитки лепного орнамента, характер скульптурного декора (женские маски, растительные формы) были близки манере знаменитого дизайнера школы Нанси Л. Мажореля. В этом же стилистическом ключе была выполнена отделка парадных зал и великолепной парадной лестницы. Стены и потолок в ней украшали нарядная лепнина в стиле модерн и зеркала; на оконные стёкла была нанесена трафаретная живопись, изображавшая один из любимых цветков модерна — подснежник. В пандан к ним была заказана в Париже роскошная обстановка комнат, стоившая по свидетельству современников сотни тысяч франков.
    Ещё раз к насыщенному декором языку франко-бельгийского Ар Нуво Иванов—Шиц вернулся в 1905 г. при оформлении ресторана "Мартьяныч" в подвале Верхних торговых рядов и театрального зала Гирша. Особенно прелестны были витражи и мебель кабинетов "Мартьяныча", живо напоминавшие дизайн бельгийского варианта стиля. В дальнейшем архитектор лишь в деталях возвращался к линеарному языку Ар Нуво (например, решётка ограды Морозовской больницы, 1903).
    Правая часть доходного дома А. С. Хомякова (1900; 1902—1903, совместно с арх. М. К. Геппенером), как и большинство построек И,— Ш. в стиле модерн, продемонстрировала приверженность к композиционным и декоративным приёмам австрийского модерна, формальные признаки стиля находились здесь в тонко продуманной взаимосвязи. Любимые московским модерном цветные керамические плитки, кованые металлические кронштейны, арочные оконные ниши, фигурные филёнки с лепным декором и, наконец, женская головка с распущенными волосами над входом размещены на фасаде с той расчётливой умеренностью, которая делает здание произведением искусства. Трактовка скульптурной девичьей головки в этой постройке может быть наиболее точно воспроизводит свой немецкий литературный прототип — сказочную деву Лорелею, давшую жизнь целому направлению в иконографии эпохи символизма.
    Квинтэссенцией элегантного, линеарно сдержанного, объёмно и декоративно уравновешенного модерна Иванова—Шиц стали здания Главной Московской сберегательной кассы (1902—1907), родильного приюта Абрикосовой (1903—1906) и Введенского народного дома (1903—1906) В структурах их фасадов прочитывалось стремление к ордерной
    упорядоченности, а в деталях — прежняя приверженность к классицизированному "венскому" варианту модерна.
    Во второй половине 1900-х годов зодчий обратился к стилю неоклассицизм, оказавшемуся первоначально сильно связанным с модерном (Купеческий клуб (1907—1908), Народный университет им. А. Л. Шанявского (1910—1912), совместно с А. Л. Эйхенвальдом). По сути в этих произведениях он продолжал развивать принципы своего особого "классицизированного" модерна, лишь слегка расширив свою палитру отдельными декоративными деталями и приемами , заимствованными из московского послепожарного ампира.
    С 1907 по 1917 гг. преподавал архитектуру в МУЖВЗ.
    После 1917 г. продолжил активную архитектурную деятельность. В 1918 г. был назначен членом Технического совета при Бюро Московского совета районных дум. С 1918 по 1926 гг. состоял архитектором Наркомфина, затем консультантом ВЦСПС, в 1933—1937 гг. работал архитектором Лечебно—санаторного управления. Построил несколько крупных санаториев и больничных комплексов в Москве, под Москвой, в Крыму и на Кавказе. Перестроил часть парадных залов Большого Кремлевского дворца, разместив на их месте Зал заседаний Верховного Совета СССР
N/A
Большого Кремлевского дворца

   . Один из немногих архитекторов старшего поколения, награжденный Орденом Ленина.

Нащокина М.В. Архитекторы московского модерна. М., Жираф. 1998.С.148






Шехтель Франц (Фёдор) Осипович




 



  (c) портал "Культура России"