МУЗЕИ РОССИИКУЛЬТУРА РОССИИ

Томон Жан Франсуа Тома де
Годы жизни: 1760г. - 1813г.
архитектор

Сайты по теме
Архитектура России
Великие зодчие
Русская Утопия: депозитарий
Храмы Москвы
Исторический Петербург

В том же виде искусств
Тон Константин Андреевич
Шехтель Франц (Фёдор) Осипович
Лидваль Федор Иванович
Бондаренко Илья Евграфович
Фомин Иван Александрович

Современники
Державин Гавриил Романович
Боровиковский Владимир Лукич
Воронихин Андрей Николаевич
Захаров Андреян Дмитриевич

В той же профессии
Трезини Доменико Андреа
Растрелли Франческо-Бартоломео
Чевакинский Савва Иванович
Ринальди Антонио
Кокоринов Александр Филиппович


Произведение
Меншикова башня
Меншикова башня


Персоналия
Преображенская Ольга Иосифовна
Преображенская Ольга Иосифовна


Искать то же на:
Yandex
Rambler
Google





 

Архитектор Жан Франсуа Тома де Томон (1760—1813), наряду с А. Д. Захаровым и А. Н. Воронихиным, в историю русского классицизма вошел как один из родоначальников новой архитектурной эпохи. Она охватывает первую треть XIX в. и наивысший расцвет получает в произведениях К. И. Росси. Для творчества ее мастеров характерны необычайные достижения градостроительного искусства.
    Если Воронихин и Захаров создали первые ансамблевые здания Казанского собора и Адмиралтейства, то Тома де Томон явился автором первого
развернутого классического ансамбля — всемирно известного здания Биржи с Ростральными колоннами и набережной Стрелки Васильевского острова. Неудивительно, что такие постройки, знаменующие собой эпоху в развитии русской архитектуры, в значительной степени определяют неповторимый классический облик Петербурга.
    Творчество Тома де Томона не ограничивается прославленным ансамблем Стрелки Васильевского острова. Довольно обширной представляется также его деятельность за границей, хотя строительная практика архитектора до приезда в Россию была ограниченна.
    Замечательный архитектор-проектировщик сочетался в Томоне с блестящим рисовальщиком и гравером. Его рисунки и акварели не уступали такого же рода произведениям известных художников.
    Жан Франсуа Тома родился в Париже в небогатой семье мелкого буржуа Франсуа Тома.
    С ранних лет он пристрастился к рисунку. Среди его кумиров были Жан Оноре Фрагонар (1732—1806) и Гюбер Робер (1733—1808) — выдающиеся живописцы и рисовальщики XVIII в. Возможно, что Томон был знаком со своими старшими современниками, так как сохранился пейзажный рисунок, выполненный им в имении знаменитого мецената аббата Жана Клода Ришара де СенНона, бывшего другом Фрагонара и Робера.
    В возрасте 17 лет в 1777 г. Жан Франсуа Тома после предварительной подготовки поступил в Королевскую академию архитектуры и стал учеником одного из лучших академических профессоров — Ж. Д. Леруа. Очевидно, благодаря Леруа Тома де Томон пристрастился к архитектуре Древней Греции, что нашло достаточно яркое отражение в его творчестве в Петербурге. Так, например, здание Биржи на первый взгляд напоминает древнегреческий периптер, а памятник "Супругу благодетелю" в Павловске — древнегреческий простиль.
    Благодаря солидной предварительной подготовке и неустанному труду Тома де Томон уже на следующий год после поступления в Академию пробует свои силы в конкурсе на римскую премию, чтобы продолжать учебу в римской Королевской академии. В последующие годы он предпринял еще несколько таких попыток, но безуспешно. Среди его приятелей, с которыми Томон учился и конкурировал, были известные в будущем архитекторы Жан Шарль Моро, вошедший в историю австрийского искусства под именем Карл фон Моро, а также прозванные братьями Диоскурами Шарль Персье и Пьер Фонтен — будущие ведущие архитекторы эпохи Наполеона.
    После последней попытки весной 1785 г. получить римскую премию Томон отправился в Рим на собственные средства и стал посещать занятия в Академии. Так продолжалось несколько лет. Томона пытались выдворить из стен Академии, но за него замолвил слово тогдашний директор Академии Франсуа Гийом Менажо, которому очень нравились рисунки Тома де Томона.
    Томон много рисует и пишет акварелью не только ради любви к искусству. Рисунок становится средством его существования. Томон представляет свои работы на выставках, и их охотно покупают. В основном его интересуют памятники античности. Так, на летней выставке 1789 г. он представил виды римского форума с изображением храма Антонина и Фаустины, арки Септимия Севера и Колизея.
    Большое воздействие на творчество Томона-рисовалыщика оказали также гравюры Пиранези. Поэтому среди его работ нередко встречаются архитектурные фантазии, навеянные древними памятниками.
    Стремление к практической деятельности привело Томона в конце 1780х гг. на службу к графу Артуа в качестве рисовальщика и архитектора. Возвращение во Францию, казалось бы, сулило ему многочисленные заказы в придворных кругах, так как граф Артуа приходился братом королю. Но французское общество занимали тогда важные политические события. Свершилась буржуазная революция 1789—1794 гг.
    Отсутствие архитектурной практики, видимо, его не удовлетворяло, и после короткого пребывания во Франции он возвращается в Италию, где, много путешествуя, фиксирует свои впечатления в небольших путевых альбомах. Судя по сохранившимся рисункам, содержащим пояснения, в 1790— 1791 гг. он пребывал в Венеции и в том же 1791 г. заезжал в Вену. Вероятно, в это время Жан Франсуа Тома стал выдавать себя за дворянина, прибавив к своему имени фамилию де Томон.
    Как свидетельствуют сохранившиеся документы, Томон разработал, по меньшей мере, три варианта проекта. В первом варианте он предложил глухую стену напротив окон прорезать семью арочными нишами, количество которых во втором варианте Томон сократил до трех. Проемы в арках, опирающихся на колонны, он предложил украсить иллюзорной живописью, а стены расписать под античные руины.
    В осуществленном в 1792 г. варианте Томон отказался от колонн, оставив только архивольты арок, опирающиеся на импосты, перекрытие расписал трельяжной решеткой, увитой виноградными лозами. С удивительным тактом в руинированные стены вкомпонована скульптура (частично — античная) и декоративные вазы наподобие античных. Такого же рода произведения искусства расставлены вдоль стен.
    Залитая светом галерея производит необычайно сильное впечатление. Это одно из лучших произведений классицизма не только в Польше, но и во всей Европе.
    Первый шедевр Тома де Томона сразу же выдвинул его в ряд выдающихся архитекторов.
    В конце 1794 г. Томон приезжает в Вену, где заключает контракт на архитектурные работы с герцогом Николаем Эстергази. В это время он создает целый ряд проектов, часть которых сохранилась до наших дней: проект общественной школы для Вены, проект серных бань для города Эйзенштадта, проект бани для селения Кишмартон и некоторые др.
    На службе у Эстергази Тома де Томон находился до 1798 г., а затем решил уехать в Россию. О грандиозном строительстве там он мог слышать от русского посла в Вене Дмитрия Михайловича Голицына. Архитектор был представлен послу, видимо, самим Эстергази. Д. М. Голицын дает Томону рекомендательное письмо к своему брату Александру Михайловичу, живущему в Москве.
    Однако попасть в Россию из Европы было тогда не так-то просто. Из-за боязни проникновения в страну революционных идей въезд иностранцев был строго ограничен.
    Поэтому только приехав в январе 1799 г. в вольный город Гамбург и выдав себя за швейцарского подданного, уроженца города Берна, Тома де Томон смог получить у русского посланника паспорт. Вскоре архитектор добрался до русской границы, затем из Риги направился в Москву, а оттуда в имение Голицыных Самойлове. Здесь он проектирует и строит небольшую одноглавую церковь Пречистой Богородицы. В 1800 г. строительство, видимо, было закончено, так как в этом же году Томон уезжает в Петербург.
    Практическая деятельность Тома де Томона в Петербурге в качестве архитектора начинается с 1802 г. 30 января 1802 г. был издан указ Кабинета его императорского величества о зачислении Томона на государственную службу, и вскоре он получает заказ на перестройку Большого театра. Первое каменное здание Большого театра было возведено в 1775-м — нач. 1780-х гг. по проекту Антонио Ринальди и при участии М. А. Деденева. Открытие его состоялось в 1783 г. Через два года начались внутренние переделки, а в 1802 г. было решено произвести в театре капитальный ремонт и сделать более парадным его внешний облик. Однако намечавшийся ремонт закончился полной перестройкой театра по проекту Томона. Неузнаваемо изменился не только его внешний вид. Здание было расширено пристройками, заново распланировано, и его помещения получили новую декоративную отделку. Все работы были выполнены в том же году. Тогда же Томона назначили главным инспектором Большого театра, и на протяжении всего периода его существования он выполнял текущие ремонтные работы. Деятельность Томона в театре прекратилась после того, как театр сгорел в ночь на 1 января 1811 г.
    Еще одно значительное произведение Томона не сохранилось до наших дней. Это великолепные амбары Сального буяна на Матисовом острове, расположенном у реки Пряжки, на левом берегу Невы. Предназначались они для хранения больших партий сала. При разработке проекта амбаров наибольшую трудность для архитекторов представляло решение фасадов вследствие их значительной протяженности при небольшой высоте постройки. Тома де Томон, видимо, нашел наиболее удачное решение. Для всех четырех фасадов разной протяженности он применяет одну и ту же архитектурно-художественную композицию. Фасады обрабатываются крупным горизонтальным рустом и прорезаются высокими дверными проемами с полуциркульными завершениями. Центр каждого фасада акцентируется значительно возвышающимся объемом, завершенным четко очерченным фронтоном. Благодаря такому решению фасадов различные по величине корпуса оказались связанными в единое архитектурное целое.
    Укрупненные архитектурные формы, тщательный отбор деталей, их лаконичное решение, а также четкая расстановка акцентов — все это способствовало хорошему восприятию здания даже на значительных расстояниях. В 1914 г. амбары Сального буяна были разобраны. А через несколько лет архитектор Л. В. Руднев предложил использовать гранитные блоки фундамента Сального буяна для сооружения памятника жертвам революции на Марсовом поле.
    Шедевром русского классицизма является храм-памятник Павлу I, воздвигнутый по проекту Тома де Томона в Павловском парке в 1807—1809 гг. Фактически Томон оказался победителем конкурса, в котором принимали участие А. Д. Захаров, А. Н. Воронихин и П. Гонзаго.
    Еще одно мемориальное произведение Томона — триумфальная колонна в Полтаве — сохранилось до наших дней. Она была сооружена в 1805—1811 гг. в память о Полтавской битве. Чугунная колонна с бронзовыми украшениями покоится на многоступенчатом гранитном постаменте. Нижняя часть постамента решена в виде крепости со старинными пушками. Венчает композицию позолоченный орел — символ русской воинской славы.
    Колонна была установлена в центре Круглой площади, превращенной впоследствии в парк.
    В 1806 г. Тома де Томон вместе с Воронихиным получил заказ на проектирование серии фонтанов вдоль дороги из Петербурга в Царское Село. Один фонтан предполагалось установить в Среднерогатке - некой колонии-деревне, которую часто называли Колонией. Она находилась вблизи Средней рогатки (ныне площадь Победы). Для другого фонтана определили место в деревне Каменке, в четырех верстах от Средней рогатки. Третий фонтан предназначался для деревни Пулковой, а четвертый проектировался на склоне Пулковой горы.
    Фонтан на склоне Пулковой горы Томон проектировал и сооружал вместе с Воронихиным, а остальные создавал самостоятельно.
    Фонтан, находившийся в Колонии, представлял собой невысокое пирамидальное сооружение с закругленной верхней частью. Из основания верхней части ниспадали струи воды в симметрично расположенные гранитные чаши, поднятые над землей. Чаши примыкали к прямоугольному гранитному пьедесталу, служащему фундаментом всей композиции. Фасадную верхнюю часть фонтана архитектор украсил высеченной в камне маской Нептуна так, чтобы вода вытекала из его открытого рта.
    Со временем фонтан потерял свое практическое значение и в 1935 г. был перенесен в сквер перед западным фасадом Казанского собора.
    Сходен с ним по композиции фонтан, установленный в деревне Каменке. На его вытянутом кверху фасаде кроме маски Нептуна изображены трезубец и дельфин, из пасти которого струилась вода. В 1945 г. этот фонтан перенесли в Московский парк Победы.
    В период проектирования и строительства фонтанов Тома де Томон полностью перестроил дом графини Лаваль, расположенный на Английской набережной, 4. Он значительно его расширил, сохранив только в общих чертах старую планировку и назначение отдельных помещений, и заново спроектировал фасад и отделку интерьеров. Главный фасад, обращенный в сторону Невы, он акцентировал мощным ризалитом и рассчитанным на всю его ширину десятиколонным портиком с трехчетвертными колоннами большого ордера, объединяющими два верхних этажа трехэтажного здания.
    В боковых западающих частях фасада на уровне второго этажа были пробиты трехчастные окна, а верхние заложены и в образованные на их месте неглубокие ниши помещены барельефы с сюжетами из античной мифологии. Остальные окна третьего этажа были превращены в ложные. Весь верхний этаж, имеющий заниженную высоту, архитектор использовал для устройства сводов и световых фонарей над внутренними помещениями.
    Фасад дома Лаваль после перестройки его Томоном сохранил свой облик до нашего времени без существенных изменений, чего нельзя сказать об интерьерах здания.
    Анфилада парадных интерьеров, выходящих окнами на Неву, открывалась парадной столовой и завершалась залом — музеем классических древностей. Эти два зала сохранили первоначальную отделку. Остальные помещения со временем претерпели значительные изменения.
    Вершина творчества архитектора Тома де Томона — ансамбль на Стрелке Васильевского острова: здание Биржи
N/A
Биржи

    с Ростральными колоннами и набережной, пожалуй, самой красивой в Петербурге.
    Еще в конце 1781 г. было принято решение о постройке на Васильевском острове каменного здания Биржи по проекту Д. Кваренги. Начатое в 1784 г. строительство не было доведено до конца.
    Здание Биржи Кваренги, обращенное главным фасадом в сторону Дворцовой набережной, не стало художественной доминантой в застройке стрелки Васильевского острова с ее никак не оформленной неровной береговой линией. Общая планировочная структура Стрелки Васильевского острова оставалась неизменной.
    Трудно переоценить архитектурно-художественные достоинства этого выдающегося памятника русского классицизма. Ансамбль Стрелки Васильевского острова занимает одно из ведущих мест в архитектурном облике города. Наряду с Петропавловской крепостью и Адмиралтейством он стал символом нашего города.
    Томон работал над отделкой интерьеров Зимнего дворца, занимался планировкой парков (на Каменном острове), преподавал в Академии художеств (там же и жил) и Институте корпуса инженеров путей сообщения. При осмотре стен сгоревшего Большого театра он упал со строительных лесов и в 1813 г. скончался. Жена зодчего пережила его на 33 года. В 1940 г. их прах перенесли со Смоленского кладбища в Александро-Невскую лавру.
   
    В. К. Шуйский

Зодчие Санкт-Петербурга XIX - начала XX века. СПб., Лениздат. 1998. С.58






Здание биржи
Ансамбль стрелки Васильевского острова




 



  (c) портал "Культура России"