МУЗЕИ РОССИИКУЛЬТУРА РОССИИ


Свежий кавалер
Дата создания: 1847г.

Сайты по теме
коллекция оцифрованных изображений русской классической живописи
Русская живопись
иконы


В том же виде искусств
Богоматерь на троне
Фрески церкви Успения на Волотовом поле
Серафим между архангелами Рафаилом и Михаилом
Фрески церкви Спаса на Ильине улице
Богоматерь Донская

Созданные в то же время
Свежий кавалер

Того же типа
Автопортрет
В Крымских горах
Некрасов в период "Последних песен"
Запорожцы пишут письмо турецкому султану
Московский дворик

В том же жанре
Проповедь в селе
Тайная вечеря
"Тройка"
Рубка леса
Деревенская улица (деревня)


Произведение
Здание Сената и Синода
Здание Сената и Синода


Персоналия
Лавровская Елизавета Андреевна
Лавровская Елизавета Андреевна


Федотов П.А. Свежий кавалер (Утро чиновника, получившего первый крестик)
Федотов П.А. Свежий кавалер (Утро чиновника, получившего первый крестик)
Автор: Федотов П.А.


   Федотов изобразил здесь "последствия пирушки по случаю получения первого ордена" — обычную житейскую сценку из чиновничьего быта, проникнутую незатейливым юмором. Но содержание картины становится шире ее темы, сила художественного обобщения превращает обыденное в типическое. С поразительной остротой и точностью охарактеризован "герой" — чиновник, образцовый представитель своей среды и своей эпохи, "наш ужасающий чиновник тридцатых годов", как называла его передовая критика того времени.
    "Взгляните этому чиновнику в лицо, — писал позднее с
восторгом В. В. Стасов, — перед вами понаторелая, одеревенелая натура, продажный взяточник, бездушный раб своего начальника, ни о чем уже не мыслящий, кроме того, что даст ему денег и крестик в петлицу. Он свиреп и безжалостен, он утопит кого и что захочет, и ни одна складочка на его лице из риноцеросовой шкуры не дрогнет. Злость, чванство, бездушие, боготворение ордена как наивысшего и безапелляционного аргумента, вконец опошлившаяся жизнь — все это присутствует в этом лице, в этой позе и фигуре закоренелого чиновника в халате и босиком, в папильотках и с орденом на груди".
   
    … Осенью 1849 года в Академии художеств открылась очередная "трехгодичная" выставка, которая сразу стала предметом оживленного внимания и привлекла в академические залы небывалое число посетителей. Всеобщий интерес вызывали, однако, не творения прославленных академических живописцев, а три небольшие картины начинающего, тогда еще почти безвестного художника Федотова — "Свежий кавалер", "Разборчивая невеста" и "Сватовство майора".
    Успех этих трех картин, особенно последней, был поистине грандиозным. К молодому художнику пришла слава. "Имя Федотова гремело по городу, — вспоминал впоследствии один из его друзей. — Повсюду, от аристократической гостиной до каморки апраксинского торговца, только и было речи, что о замечательных работах новоявленного русского жанриста". Его творчество встретило особенно высокую оценку в кругах передовой, прогрессивно настроенной интеллигенции. Мемуаристы единодушно рассказывают о множестве восхищенных зрителей, толпившихся возле федотовских картин, и отзывы критики в полной мере подтверждают рассказы современников. "Непроходимая толпа, которая во время выставки не уменьшалась перед образцовыми картинами г. Федотова, служит самым убедительным доказательством того восторга и сочувствия, которые возбуждали эти произведения в большинстве посетителей художественной выставки", — отмечал некрасовский журнал "Современник". "Судьба обещает подарить нас новою славою, дать нам новое знаменитое имя. Г. Федотов первыми своими трудами становится в ряд первых наших мастеров; все корифеи искусства отдали ему уже должную дань хвалы, почтения — и удивления", — писал в "Москвитянине" историк М. П. Погодин.
   
    "Причина почти всеобщего восторга, производимого картинами г. Федотова, главнейшим образом заключается в том, что содержание для них он выбрал из русского быта и из сферы, нам более или менее знакомой, — писал тогда в "Современнике" Майков. — Давно ли искусство не имело ничего общего с жизнью и действительностью? Лишь в наши дни человек со всеми его странностями и пороками, принадлежащий даже к самому низкому обществу и стоящий на самой низшей ступени человеческого достоинства, обратил на себя внимание искусства потому только, что он человек. Это литературное преобразование началось со времени Пушкина; окончательный удар обветшалым понятиям старой школы был нанесен появлением Гоголя. Идеализация сменилась изображением явлений действительности во всей их полноте и истине... В живописи перед нашими глазами совершился такой же переворот. .. Результат этого движения — отсутствие идеализации там, где нужны, если можно так выразиться, плоть и кровь".

Замечательные полотна. Л., 1966. С.136



Федотов Павел Андреевич




 



  (c) портал "Культура России"