МУЗЕИ РОССИИКУЛЬТУРА РОССИИ


Свежий кавалер
Дата создания: 1847г.

Сайты по теме
коллекция оцифрованных изображений русской классической живописи
Русская живопись
иконы


В том же виде искусств
Спас в силах
Звенигородский чин
Иконостас Троицкого собора Троице-Сергиевой Лавры
Иоанн Предтеча. Из деисусного чина
Богоматерь Ярославская

Созданные в то же время
Свежий кавалер

Того же типа
Фрески церкви Николы Надеина в Ярославле
Сергий Радонежский. Житийная икона
"Хвалите господа с небес"
Богоматерь Толгская. Икона из Толгского монастыря
Росписи церкви Николы Мокрого в Ярославле

В том же жанре
Золотая осень
Весна. Большая вода
Корабельная роща
Озеро
Пан


Произведение
Тени  забытых предков
Тени забытых предков


Персоналия
Пастернак Борис Леонидович
Пастернак Борис Леонидович


Федотов П.А. Свежий кавалер (Утро чиновника, получившего первый крестик)
Федотов П.А. Свежий кавалер (Утро чиновника, получившего первый крестик)
Автор: Федотов П.А.


   Федотов изобразил здесь "последствия пирушки по случаю получения первого ордена" — обычную житейскую сценку из чиновничьего быта, проникнутую незатейливым юмором. Но содержание картины становится шире ее темы, сила художественного обобщения превращает обыденное в типическое. С поразительной остротой и точностью охарактеризован "герой" — чиновник, образцовый представитель своей среды и своей эпохи, "наш ужасающий чиновник тридцатых годов", как называла его передовая критика того времени.
    "Взгляните этому чиновнику в лицо, — писал позднее с
восторгом В. В. Стасов, — перед вами понаторелая, одеревенелая натура, продажный взяточник, бездушный раб своего начальника, ни о чем уже не мыслящий, кроме того, что даст ему денег и крестик в петлицу. Он свиреп и безжалостен, он утопит кого и что захочет, и ни одна складочка на его лице из риноцеросовой шкуры не дрогнет. Злость, чванство, бездушие, боготворение ордена как наивысшего и безапелляционного аргумента, вконец опошлившаяся жизнь — все это присутствует в этом лице, в этой позе и фигуре закоренелого чиновника в халате и босиком, в папильотках и с орденом на груди".
   
    … Осенью 1849 года в Академии художеств открылась очередная "трехгодичная" выставка, которая сразу стала предметом оживленного внимания и привлекла в академические залы небывалое число посетителей. Всеобщий интерес вызывали, однако, не творения прославленных академических живописцев, а три небольшие картины начинающего, тогда еще почти безвестного художника Федотова — "Свежий кавалер", "Разборчивая невеста" и "Сватовство майора".
    Успех этих трех картин, особенно последней, был поистине грандиозным. К молодому художнику пришла слава. "Имя Федотова гремело по городу, — вспоминал впоследствии один из его друзей. — Повсюду, от аристократической гостиной до каморки апраксинского торговца, только и было речи, что о замечательных работах новоявленного русского жанриста". Его творчество встретило особенно высокую оценку в кругах передовой, прогрессивно настроенной интеллигенции. Мемуаристы единодушно рассказывают о множестве восхищенных зрителей, толпившихся возле федотовских картин, и отзывы критики в полной мере подтверждают рассказы современников. "Непроходимая толпа, которая во время выставки не уменьшалась перед образцовыми картинами г. Федотова, служит самым убедительным доказательством того восторга и сочувствия, которые возбуждали эти произведения в большинстве посетителей художественной выставки", — отмечал некрасовский журнал "Современник". "Судьба обещает подарить нас новою славою, дать нам новое знаменитое имя. Г. Федотов первыми своими трудами становится в ряд первых наших мастеров; все корифеи искусства отдали ему уже должную дань хвалы, почтения — и удивления", — писал в "Москвитянине" историк М. П. Погодин.
   
    "Причина почти всеобщего восторга, производимого картинами г. Федотова, главнейшим образом заключается в том, что содержание для них он выбрал из русского быта и из сферы, нам более или менее знакомой, — писал тогда в "Современнике" Майков. — Давно ли искусство не имело ничего общего с жизнью и действительностью? Лишь в наши дни человек со всеми его странностями и пороками, принадлежащий даже к самому низкому обществу и стоящий на самой низшей ступени человеческого достоинства, обратил на себя внимание искусства потому только, что он человек. Это литературное преобразование началось со времени Пушкина; окончательный удар обветшалым понятиям старой школы был нанесен появлением Гоголя. Идеализация сменилась изображением явлений действительности во всей их полноте и истине... В живописи перед нашими глазами совершился такой же переворот. .. Результат этого движения — отсутствие идеализации там, где нужны, если можно так выразиться, плоть и кровь".

Замечательные полотна. Л., 1966. С.136



Федотов Павел Андреевич




 



  (c) портал "Культура России"