МУЗЕИ РОССИИКУЛЬТУРА РОССИИ


Митрополит Алексий
Дата создания: Конец XV века


Сайты по теме
коллекция оцифрованных изображений русской классической живописи
Русская живопись
иконы


В том же виде искусств
Богоматерь Мати-молебница
Распятие
Троица
Иоанн Предтеча из Николо-Пешношского монастыря
Богоматерь "Умиление" из Успенского собора

Созданные в то же время
Митрополит Алексий
Митрополит Петр

Того же типа
Тайная вечеря
"Тройка"
Рубка леса
Деревенская улица (деревня)
Полдень. В окрестностях Москвы

В том же жанре
Воскресение. Сошествие во ад
Рождество
Распятие
Шестоднев
Сергий Радонежский с житием


Произведение
Демон
Демон


Персоналия
Фомин Иван Александрович
Фомин Иван Александрович


Мастерская Дионисия. Митрополит Алексий с житием
Мастерская Дионисия. Митрополит Алексий с житием
Автор: Дионисий


   Иконы Петра и Алексия были, по-видимому, настенными образами. Рассматривать их как части диптиха нет оснований, так как они не могли стоять рядом. Они могли находиться либо друг против друга, либо по сторонам широкого проема. Обеим иконам, учитывая тесный союз великокняжеской власти с митрополичьим столом, придавалось большое политическое значение, недаром они были выполнены для главного кремлевского храма.
    В иконе "Митрополит Алексий" подчеркнута его государственная церковная деятельность: поставление в епископы города Владимира,
поездка по поручению великого князя в Орду и исцеление царицы Тайдулы, переговоры с Сергием Радонежским. Цикл сцен завершают изображения преставления Алексия, обретения его мощей и посмертных чудес. Житийные иконы писались на Руси и в XII, и в XIII, и в XIV веках. Но лишь при Дионисии они обрели ту художественную шлифовку, которая делает их выдающимися образцами древнерусской живописи. В иконах Петра и Алексия хочется особо отметить поразительное умение мастера архитектурно упорядочить плоскость как всей иконной доски, так и каждого из клейм в отдельности. Есть своя глубокая внутренняя логика в соотношении пропорций среднего поля и пропорций клейм, высоты и ширины каждого прямоугольника, фигур и фона. Все это делалось на глаз, но глаз художников был настолько точным, что редко ошибался. Лишь годы упорной ремесленной учебы выработали в русском иконописце такое безупречное мастерство в решении сложных композиционных задач. Фигуры митрополитов выделялись в свое время на светло-зеленых фонах, разделанных, в подражание облакам, легким воздушным орнаментом. Тем самым фигуры воспринимались в свободном пространстве, лишенном сдавленности и четких границ. Но пространство это не было реальным трехмерным пространством, а некоей умозрительной средой, в которой и фигуры, и здания, и пейзажные кулисы лишены веса и объема. Эта последовательная элиминация пространственного начала характерна для всех икон и фресок Дионисия и мастеров его круга. И хотя художники усложняют в своих работах архитектурные фоны, изображения не становятся от этого более пространственными. Подчинение всей композиции плоскости иконной доски остается и на данном этапе развития русской иконописи ее руководящим принципом. Иконы Петра и Алексия выдержаны в одной гамме красок — светлой и праздничной. Преобладают белоснежные цвета, определяющие весь красочный строй, которому они придают особую прозрачность. Так широко белый цвет никогда не применялся в палитре русского иконописца. Уже одно это является большим новшеством. Белый цвет — светоносный цвет. Ему всегда присущ серебристый оттенок, он обычно подчиняет себе другие цвета, как бы перенося на них этот оттенок. Именно это мы наблюдаем на обеих иконах. Преобладающий в них белый цвет высветляет все остальные краски. Вот почему красный тон заменен розовым либо бледно-малиновым, зеленый — фисташковым, коричневый — золотисто-коричневым, желтый — соломенно-желтым, синий — бирюзовым и т. д. Эти воздушные краски, лишенные веса и плотности, предельно облегчают форму. Характерно, что при изображении архитектурных кулис либо горок в основном используется белый цвет либо нежные оттенки бледно-сиреневого, жемчужно-серого, блекло-зеленого. В иконах Дионисия и мастеров его круга архитектура и пейзажи всегда даются такими светлыми, что даже неярко окрашенные фигуры выделяются на их фоне темными силуэтами. Благодаря такому последовательному высветлению вся палитра приобретает необычную для более ранних икон светоносность.

Лазарев В.Н. Московская школа иконописи. М., Искусство. 1980. С.9



Дионисий




 



  (c) портал "Культура России"