МУЗЕИ РОССИИКУЛЬТУРА РОССИИ


Церковь Ильи Пророка в Ярославле
Дата создания: 1647г. - 1650г.

Сайты по теме
Архитектура России
Великие зодчие
Русская Утопия: депозитарий
Храмы Москвы
Исторический Петербург


В том же виде искусств
Церковь Покрова на Нерли
Пятницкая церковь в Чернигове
Дмитровский собор во Владимире
Церковь Спаса на Нередице
Церковь Успения на Волотовом поле

Созданные в то же время
Церковь Ильи Пророка в Ярославле

В том же жанре
Церковь Иоанна Предтечи в Толчкове
Церковь Троицы в Останкино
Трапезная с церковью Сергия в Троице-Сергиевой лавре
Церковь Федоровской Богоматери
Церковь Воскресения "в Кадашах"


Произведение
Церковь Большого Вознесения на Никитской
Церковь Большого Вознесения на Никитской


Персоналия
Эйзенштейн Сергей Михайлович
Эйзенштейн Сергей Михайлович


Церковь Ильи Пророка. Внутренний вид. Росписи сводов
Церковь Ильи Пророка. Внутренний вид. Росписи сводов


   Церковь Ильи Пророка — обетный храм богатых купцов Скрипиных, торговавших жемчугом и драгоценностями, — сооружена на четверть века позднее Николо-Надеинского храма, а именно в 1647—1650 годах. В ее архитектуре наиболее полно сказались характерные черты искусства эпохи до никоновских реформ. Купцы Скрипины, как и Светешниковы, принадлежали к самым богатым фамилиям новой коммерческой знати. Царь Алексей Михайлович и московский патриарх Иосиф покровительствовали строительству храма и прислали в дар часть так называемой "ризы Христовой", хранившейся в Успенском соборе Кремля. На протяжении нескольких десятилетий Скрипины продолжали совершенствовать отделку храма, пополняли его ценнейшими иконами, утварью, реставрировали после пожаров. В церкви до сих пор находятся старые иконы, паникадила, надпрестольная сень и т. п., да и сама она прекрасно сохранилась.
    ... На перекрестке оживленной старинной Пробойной и тихой Соколовской улиц, среди низких темных деревянных домов и лавок вдруг возникали, как сказочное видение, стройная белая колокольня, нарядное крыльцо высокого всхода на паперть, за которой поднимался яркий, расписанный многоцветными узорами храм, увенчанный торжественным Пятиглавием, а рядом легко вздымался ввысь шатер бокового придела. Таким видели храм современники его постройки.
    Церковь и стоящие рядом здания составляли небольшой ансамбль, напоминавший монастырь. Храм окружала ограда с башнями, тут же стояли небольшие каменные и деревянные дома духовенства, торговые лавки и палатки купца-строителя.
    Центральной частью храма Ильи Пророка является главный куб с четырьмя столбами, окруженный с западной и северной сторон папертью; с юга к нему примыкает просторная зимняя церковь Покрова Богородицы. Северная паперть с восточной стороны имеет небольшой придел, поставленный во имя святых исповедальников Гурия, Симона и Авива. Западная паперть служит как бы преддверием трех храмов: главного, так как сюда выходит центральный портал храма, зимней церкви Покрова Богородицы, куда надо пройти, минуя западную паперть, и, наконец, — самостоятельной церкви Ризы господней, примыкающей к юго-западному углу Ильинского храма.
    Колокольня, которая в отличие от звонницы Надеинской церквинесколько выдвинута из общего объема всей группы, все же не утратила с ней окончательной связи — вход устроен из северо-западного угла паперти. Высокие крыльца-всходы с широкими площадками, так называемыми "рундуками", расположены у западной и северной папертей (здесь проходили улицы).
    Как мы видим, зодчий Ильинской церкви, взяв за основу традиционный план расположения основных компонентов сложного храма, внес в него еще большую свободу, допустив асимметричное построение и мастерски его уравновесив. Объемно-пространственное построение этого маленького ансамбля отличается большой смелостью и живописностью. Зодчий сочетает строгий куб главного храма, увенчанный традиционным пятиглавием, с двумя башнеобразными объемами — колокольней и Ризположенской церковью, — завершаемыми высокими и легкими шатрами разного рисунка. Приземистые паперти и далеко выступающие "ползучие" крыльца-всходы довершают этот сложный пространственный ансамбль, в котором нет двух объемов, связанных общей осью.
    Неиссякаемая творческая фантазия зодчего проявилась в необычайном разнообразии каждой, даже самой малой, архитектурной детали. Северное и западное крыльца-всходы имеют различную планировку: западное — более длинное, его марши, разделенные широкой площадкой — рундуком, — служат торжественным входом в храм с главной улицы. Северное крыльцо — более простое, им пользовались в будни. Его марши поставлены под углом, и оно значительно меньше выступает вперед.
    Колокольня и Ризположенская церковь близки одна другой по своему характеру, по ширине и высоте и, наконец, по завершающим их шатрам. Но зодчий нашел для каждой из них своеобразное решение, начиная от общего рисунка силуэта и кончая мельчайшими деталями.
    Нижняя часть колокольни глухая и строгая, что еще сильнее оттеняет ажурную легкость аркады и шатра, прорезанного слухами, обрамленными нарядными наличниками. Тонкая шейка барабана, несущего изящную главку, украшена колончатым поясом.
    В противоположность колокольне, суровая гладь башнеобразной Ризположенской церкви оживлена окнами, глубоко врезанными в стену и украшенными высокими наличниками, создающими на фасаде игру светотени. Невысокий восьмерик, поставленный на куб, также имеет на каждой из сторон подобно обрамленные окна. Высокий глухой шатер, изящно поднимающийся из двойного ряда кокошников восьмерика, точно стянутый резко обозначенными ребрами, перевитыми жгутами под самой главкой, венчает Ризположенский храм.
    Фасад паперти, как и крытые крыльца-всходы, обильно украшен ширинками, бусинами и белокаменными резными вставками, на которых искусный мастер вырезал двуглавого орла, цветок "розан", крылатого грифона и птицу "неясыть пустынную", как в старину называли пеликана. Они заставляют вспомнить не только древние белокаменные украшения построек времен Константина, но и деревянную крестьянскую резьбу.
    По композиции внутреннего пространства храм Ильи Пророка близок Николо-Надеинской церкви. Но в Ильинском соборе мы видим значительно большее усложнение и большую свободу сочетаний различных по функциям и характеру объемов. Однако и здесь сохраняется автономия каждого из них, причем интерьеры главного храма и церквей Покрова и Ризположения наиболее замкнуты и статичны.
    При переходе из одного помещения в другое, например с широкой и низкой паперти в крохотный тесный придел Трех святителей или из высокого просторного центрального храма в более приземистую зимнюю церковь, возникает ощущение острого пространственного контраста.
    Главный храм — четырехстолпный — напоминает собой Николо-Надеинский. Два восточных столба слиты с восточной стеной храма и скрыты высоким иконостасом, а солея (ступень перед иконостасом) сильно выдвинута в помещение для молящихся. Утратили свое прежнее значение пять световых барабанов с куполами. Два восточных барабана с маленькими куполами оказались над сильно расширившейся алтарной частью, центральная глава встала над солеёй, и только два западных барабана находятся над пространством для молящихся. Благодаря такому построению интерьера главное место в общей системе его росписи заняли своды, и особенно западный.

Воейкова И.Н, Митрофанов В.П. Ярославль. Л., Аврора. 1971. С.51



Фрески церкви Ильи Пророка в Ярославле
Церковь Николы Надеина в Ярославле
Церковь Рождества Христова на Волге в Ярославле
Церковь Николы Мокрого в Ярославле
Храмовый ансамбль в Коровниках в Ярославле
Церковь Михаила Архангела в Ярославле




 



  (c) портал "Культура России"