МУЗЕИ РОССИИКУЛЬТУРА РОССИИ


Ревизор
Дата создания: 25.06.1925

Сайты по теме
Театральная жизнь Москвы
Театральная афиша Москва
Театральная афиша Петербург
Центр информационных технологий для театров
Театры Москвы
Театральные страницы Петербурга
"Театральный смотритель"


В том же виде искусств
Снегурочка
Щелкунчик
Князь Игорь
Смерть Иоанна Грозного
Царь Федор Иоаннович

Созданные в то же время
Ревизор

Того же типа
Ревизор
Горе уму
Свадьба Кречинского

В том же жанре
Ревизор
Горе уму


Произведение
Церковь всех Святых
Церковь всех Святых "на Кулишках"


Персоналия
Даль Олег Иванович
Даль Олег Иванович


Ревизор.Фотография М.С.Наппельбаума.1926год.
Ревизор.Фотография М.С.Наппельбаума.1926год.
Автор: Мейерхольд В.Э.


   Первое упоминание о предстоящей работе ТИМа над "Ревизором" Н.В.Гоголя появилась в июне 1925 года в ленинградском журнале "Жизнь Искусства", №24.Двадцатого июня 1925 года Мейерхольд, находившийся в Италии, писал М.М.Кореневу: "Прошу вас принять новое назначение: Вы будете одним из трёх лаборантов по "Ревизору", и на Вашу долю падает работа по тексту. Пршу Вас ко дню возвращения подготовить основной список и принять как основной список тот, который был последним для Гоголя. Необходимо в отдельной тетради подобрать те места, которые выпадали из цензурных чернил (…). Летом 1925 года театр заключил договор с Дмитриевым (работавшим тогда в Ленинграде, в бывшем Мариинском театре) о представлении 25 августа эскизов, костюмов и декораций к "Ревизору".В начале сентября в Ленинграде (где гастролировал ТИМ), вернувшийся из-за границы Мейерхолльд в беседе с журналистами дал более подробную информацию о намеченной работе. Художником будущего спектакля в заметке назван Дмитриев.Монологи действующих лиц в "Ревизоре" Мейерхольдпереводил в рассказы, обращенные слушателям, созданным фантазиией режиссера. "Вообще я люблю монолог как форму, но в нашей трактовке, ввиду того, что мы делаем установку на терпкий реализм, монолог звучит театральщиной, с которой мы боремся",- говорил он на репетиции 31 января 1926 года.13Слушателем монологов Хлестакова в трактирном номере стал заезжий офицер. Этот персонаж впервые упомянут в списке действующих лиц, датированном 12 ноября 1925 года; эта фигура заняла заметное место в спектакле. Задуманный как лицо без речей, Заезжий офицер получил вскоре несколько междометий и фраз.14 В марте 1926 года была введена роль поломойки, хохотуньи, слушавшей рассказы Осипа о петербургском житье и певшей с ней дуэтом.15Среди других персонажейй введенных "автором спектакля", выделяется капитан "голубой гусар", местный ревнивец – вдыхатель Анны Андреевны, кадет, влюбленный в Марью Антоновну, Авдотья и Парашка, прислуги в доме городничего, военные и штатские поклонники городничихи, сыщик и курьер, возникавшие в каждом эпизоде. На сцене появлялись заимствованные из ранних редакций "Ревизора" полицейский Кнут, супруги Погоняевы и супруги ацапур.16Авторское чление пьесы в начале работы не нарушалось. Однако на генеральной репетиции (8 декабря 1926 года) и премьере (9 декабря) эпизоды шли в следующем порядке: I акт - 1. Письма Чмыхова. 2. Непредвиденное дело. 3. Единорог. 4. После Пензы. 5. Исполнена нежнейшею любовью. II акт 6. Шествие. 7. За бутылкой толстобрюшки. 8. Слон повален с ног. 9. Взятки. 10. Лобзай меня. 11. Господин финансов. III акт 12. Благословение. 13. Мечты о Петербурге. 14. Торжество как торжество. 15. Всемирная конфузия. 16. Немая сцена.17Работа над вещественным оформлением и костюмами к спектаклю прошла несколько этапов.Дмитриев не представил эскизы к первоначально намеченному сроку (25 августа 1925 года), но в октябре участвовал на совещании по вещественному оформлению, а в начале ноября сооружал репитиционную выгородку на сцене. 4 ноября Коренев записал: "Когда Дмитриев вошел в фойе за эскизами, последовала полушутливая реплика В.Э. : "Другой раз рисуйте лучше, а то такую дрянь смотреть"1. 9 ноября Мейерхольд сообщил, что Дмитриев уехал в Ленинград делать окончательные эскизы мебели, а 12 ноября на совещании по оформлению "Ревизора" уже участвовал И.Я.Шлепянов. 6 января 1926 года договор ГосТИМа с Дмитриевым был расторгнут, причина этого разрыва остается неясной, тем более что присланные с Дмитриевым с большим опозданием эскизы нравились по свидетельству Локшиной Х.А. Мейерхолььду и один из них долгое время висел в его рабочем кабинете.19Работой Шлепянова Мейерхольд также не был удовлетворен и 7 мая 1926 года поручил Кореневу поехать к Головину А.Я. и договоритться с ним о работе над "Ревизором". Излагая режиссерские задания, которые Коренев должен был передать Головину А.Я., Мейерхольд писал: "Берем 30-е годы, но делаешь отступления. Например, Городничий не в сапогах, а брюки навыпуск, не фракооразный сюртук, а сюртук как был у Александра I." Что касается цвета, то …скажите об аквариуме, об отсутствии пестроты, об однообразии (коричневато-зеленоватая масса, бутылочный цвет…). Сцены А.А. и М.А., стороящиеся на эффекте переодевания, должны быть наводнены яркими красками легких тканей (здесь много дано восточного, в 30-е годы восточное было очень модно. Тут и шали и тюрбаны).20Однако Головин не смог принять это предложение, он работал над эскизами к спектаклю станиславский_ксСтаниславского "Женитьба Фигаро".
    Летом 1926 года Шлепянов ушел из ГосТИМа. Судя по цитированному письму, к этому времени у режиссера уже сложился весь план оформления. Исполнителем этого замысла стал Киселев В.П. По свидетельству М.Ф.Гнесина, музыка к двум первым актам "Ревизора" была подобрана Мейерхольдом. Для последнего акта, Гнесин, по замыслу Мейерхольда, сочинил большой торжественный номер в стиле свадебной импровизации еврейских бродячих оркестров, музыку для шестии фигур старинной кадрили.
    Состав исполнителей определялся в ходе читок. Большинство членов труппы пробывало себя во многих ролях. Параллельно шла подготовка финальной немой сцены, несколько варииантов ее были сфотографированы актером и фотографом театра А.А.Темериным. Художники-бутафоры начали лепку кукол, которые должны были в финале заменить актеров; в записи репетиций иногда указывалось, что некоторые актеры отсутствуют, т.к. позируют "на лепке".Весь период работы неизменными оставались исполнители ролей Городничего – П.И.Старковский, Марьи Антоновны - Бабанова, Добчинского – Н.К.Мологин, Бобчинского - Козиков, Хлестакова - Э.П.Гарин и С.А.Мартинсон, Гибнера – Темерин А.А., трактирного слуги З.П.Злобин. В роли Анны Андреевны пробывали себя В.Ф.Ремизова, Е.А.Тяпкина, С.И.Субботина, А.Д.Макаревская, Н.И Серебрянникова; до мая 1926 года З.Н. Райх присутствовала только на технических совещаниях режиссерской группы по "Ревизору". О ее участии в спектакле впервые было заявлено в интервью Мейерхольда, появившемся в "Правде" 10 сентября 1926 года, а 16 октября она уже репетировала в роли Анны Андреевны, причем до 29 сентября ежедневно (кроме 19-го) репетировались только женские сцены, репетиции были закрытыми.
    Последовательность репетиционной работы над актами (эпизодами) "Ревизора" дает ясное представление о намерении автора проложить мост от начала к финалу к "немой сцене", планировка которой была сделана раньше остальных эпизодов. "Первое и пятое действия - чиновники без Хлестакова, но все заняты хлестаковским вихрем, там ожидание, тут воспоминание, а посередине Хлестаков. Это дает симметрию, - говорил Слонимский в докладе труппе 15 марта 1926 года. Наибольшее число читок было посвящено I и V действиям, а так же II (первое появление Хлестакова). Сцены Анны Андреевны и Марьи Антоновны начали разрабатываться в основном уже тогда, когда репетиции перешли на сцену. То же самое было с эпизодами "Взятки", "Торжество как торжество", сцену вранья, ("За бутылкой толстобрюшкой") Мейерхольд , по воспоминаниям Гарина, поставил в одну ночную репитицию за 1 неделю до премьеры. Мейерхольд не раз говорил на репитициях, что некоторых сцен он еще не видит и работать над ними пока не будет.Записи бесед по "Ревизору", замечаний на читкаях репитиций велись Кореневым. Сохранилось 80 записей Коренева. Работа Коренева не стенографическая запись, а скорее рабочий дневник режиссера на самом высоком профессиональном уровне.Подобно историческим сюжетам мирискусников, у Мейерхольда в "Ревизоре" исторический маскарад: в старинном интерьере, в стильных стародавних костюмах – современные люди, изнервленные лица нашего века, и речь идет столько же о старой, сколько о новой империи, об обреченности нынешнего человека.Органические черты натуры мастера, отраженные через призму творчества, выразились в пессимистических, сумрачных настроениях пронизывавших весь спектакль. Это произведение искусства, в котором негативная линия была преувеличена до устрашающих размеров: мелкие провинциальные чиновники – взяточники превратились в столичных прохвостов большого полета, городничий захолустного российского городка в ловкого мошенника в обличье молодца – генерала, Анна Андреевна из скромной городничихи стала развратной светской женщиной, Хлестов – аферистом большого масштаба под маской элегантного столичного ковалера и обольстителя дамских сердец.

Рыбкина И.Р.



Мейерхольд Всеволод Эмильевич




 



  (c) портал "Культура России"